Древний Рим. Италия.




Древний Рим. А между тем не дремлет и внешняя его деятельность: моревладычный соперник Рима Карфаген, вызывает в нем новые силы. Римские области кипят войсками, а гавани флотом. На отдаленном юге мечом решается вопрос о первенстве Рима. Еще раз гордый Рим потрясен до самого основания: победа едва успевает за юным Ганнибалом. Ни ледники альпийские, ни неприятельское войско ничто не останавливает героя.

travel

Вот он в сердце Италии. Перед его гением и перед закаленными в боях карфагенскими воинами рассыпаются в прах римские легионы; но Карфаген забыл оказать помощь своему герою, а трепещущие перед римским могуществом правители народов Италии стоят в недоумении. Смерть Ганнибала освобождает римлян от опасного врага. Рим снова воспрянул в небывалом могуществе. По пути побед, во главе многочисленных легионов императоры далеко и широко распространяют владычество римского закона, римского языка, римского произвола и ненасытного властолюбия. Римская монархия охватывает все побережье Средиземного моря, проникая далеко в глубь трех прилежащих частей света. В новый период вступает мировладычный Рим. Гордые победители царств и народов становятся сами рабами корысти и честолюбия. Чувственные наслаждения делаются преобладающей целью их стремлений. Весь Рим продажен, не найдут лишь покупателя.

И вдруг беспримерное явление! Из недр вечного города готовятся выйти гениальные люди, желающие удовлетворить свое необъятное властолюбие покорением самого Рима и всего порабощенного им мира. Легионы наемных воинов следуют за тем из отважных честолюбцев, кто платит им больше. Отечество превращается в лагерь враждующих соотечественников, лозунгом которых становятся не честь и родина, а битва и добыча. С обеих сторон развеваются римские орлы, с обеих сторон сверкают римские мечи. Из бури междоусобной брани поднимается страшный, воинственный, неодолимый в битве образ, великодушный к побежденному, приковавший победу к своей колеснице. Его судьба призвала к владычеству над всемирной монархией. Но трепещет римская диадема на главе Цезаря, рука убийцы положила конец его величественным замыслам. Народ снова освобожден, но этот народ уже утратил свои прежние геройские свойства.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *